Новости

Вскочить на “платформу”. Профсоюзы ищут рецепты работы с гиг-экономикой

By 18.02.202112 марта, 2021No Comments

Новости

Вскочить на “платформу”. Профсоюзы ищут рецепты работы с гиг-экономикой

10 февраля 2021

Такси, доставка продуктов и вещей первой необходимости — за время пандемии сервисы, занимающиеся этими направлениями, стали только популярнее и богаче. Таким образом, платформенная занятость занимает все большее место в мировой экономике. А значит, пришло время и профсоюзам активнее включиться в защиту прав вовлеченных в нее людей. Каким образом это делать, обсуждали участники онлайн-совещания по платформенной экономике и самозанятым, организованного Международной конфедерацией профсоюзов.

Эрозия занятости

Многие называют это гиг-экономикой, но лично меня несколько коробит от этого слова, — призналась глава Международной конфедерации профсоюзов Шаран Барроу, начиная беседу о платформенной занятости с представителями некоторых профцентров, входящих во Всеевропейский региональный совет (ВЕРС) МКП.

Состоявшаяся в конце января онлайн-встреча стала еще одной площадкой, в рамках которой профцентры, что называется, сверяли часы, анализировали — кто и каким путем идет в работе с платформами Uber, Delivery и другими.

“А” — справка

Разовые концерты гастролирующих артистов называются в англоязычных странах “гигами”. По аналогии — выполнение разовой работы на заказчика в целом получило название гиг-экономики. Такая форма занятости не нова, особенно в творческих профессиях. Но всеобщая информатизация дала толчок развитию гиг-экономики — благодаря возможности создать платформу, где клиент, которому нужна какая-то разовая услуга (поездка на такси, ремонт розеток, подготовка к экзамену, доставка пиццы), может найти того, кто это готов сделать.

О механизмах и особенностях платформенной занятости читайте в материале “Гигадоллары гиг-экономики” (“Солидарность” № 3, 2021).

Во вступительном слове Барроу зафиксировала: платформенная занятость относится к нерегулируемым формам труда. Сам принцип работы подобных систем формирует определенный вид трудовых отношений — в сером секторе, за рамками законодательства. Как подчеркнула профлидер, речь идет о крайне неустойчивой форме труда, которая подрывает не просто новые направления занятости, но и традиционные области, такие как транспорт, сфера услуг и др. Таким образом, под угрозой оказываются рабочие места членов профсоюзов, занятых в этих отраслях.

Мы наблюдаем коллапс рынка труда. В мире больше 50%, а в некоторых странах 70 — 80% работников трудятся в неформальной экономике. Это отчаянное положение, когда у людей нет никаких прав или гарантий. Все это дает повод для отчаяния, озлобления и ожесточенности с их стороны. И платформенная занятость становится частью такой системы, когда нет работодателя, который гарантировал бы минимальный размер оплаты труда и с которым можно было бы вести коллективные переговоры. В отношении таких компаний трудовое законодательство либо подвергается значительной эрозии, либо не работает вовсе, — резюмирует Шаран Барроу.

В мире платформенного бизнеса, по сути, нет контроля над оплатой, режимом, охраной труда. На такую занятость не распространяются основные конвенции МОТ. Эта проблематика, полагает Барроу, укладывается в стратегические требования МКП — требования нового глобального социального договора, в котором должны быть прописаны фундаментальные нормы в области защиты человека труда и незащищенных слоев населения. Эти требования профсоюзов обсуждаются сегодня на уровне институтов ООН и Евросоюза.

Принципы и механизмы

Когда нынешнее руководство Евросоюза приступало к своим обязанностям, одной из заявок стала разработка норм регулирования условий труда в платформенной экономике. Ожидалось, что как раз в первой половине 2021 года начнется предметная дискуссия на этот счет. Пандемия несколько замедлила процесс тематического законотворчества. Тем не менее, как полагают европейские профсоюзы, ситуация с вирусом лишь дополнительно продемонстрировала актуальность темы, говорит исполнительный секретарь ВЕРС МКП Антон Леппик.

При этом, поясняет он, если с тем, что с необходимостью регулирования платформенной занятости в каком-то виде, должно быть, согласны все профцентры Евросоюза, то видение конкретных механизмов может серьезно различаться. Какая форма регулирования необходима — открытый вопрос. Кто-то выступает за жесткий контроль из Брюсселя (как столицы Евросоюза). А кто-то считает, что нужно отдать регулирование платформенной занятости на национальный уровень, так как обобщение может подорвать действующие и работающие договоренности.

Говорить, однако, стоит именно о том, с чем на сегодня согласны все. Во-первых, профсоюзы не выступают против технологических изменений. Технология как таковая приветствуется — но при условии соблюдения фундаментальных прав трудящихся. Во-вторых, технологическая платформа может выступать только в трех ролях: работодатель, частное агентство занятости, посредник. Последнее можно отнести к таким платформам, как сервис аренды жилья Airbnb, который является связующим звеном между арендатором и арендодателем.

Сами компании зачастую выступают за внедрение новой категории труда — платформенных работников, против чего выступают профсоюзы. Это стремление компаний легализовать неформальность, сказать, что неформальность — это и есть норма, — поясняет секретарь ВЕРС.

С точки зрения европейских профсоюзов, два больших блока проблем, на которых сейчас следует сконцентрироваться, — это права трудящихся в платформенной экономике и обязательства таких работодателей перед обществом. К первому блоку вопросов относятся права на свободу объединения и на коллективные переговоры в компаниях-платформах. Сюда же можно определить то, что касается социальной защиты работников: гарантии минимальной заработной платы, контроль за охраной труда и рабочим временем в плане переработок и не только. Второй блок вопросов еще интереснее. Он касается не только сотрудников платформ, но и общества в целом. Речь идет как о взносах в социальные фонды (пенсионный, медицинский, социального страхования), так и о контроле за личными данными, поскольку компании собирают эти данные как на работников, так и на пользователей.

Этот бизнес в определенной степени пытается спихнуть с себя обязательства по обеспечению социальной защиты людей, занятых на платформах. Это значит, что система социальной защиты подрывается на национальном уровне — перекладывается на плечи государственных или общественных фондов, в которые вкладываются добропорядочные работодатели и трудящиеся. Необходим контроль и учет деятельности платформ. К сожалению, мы видим, что в отдельных странах власти хотят пойти по несколько другому пути — сказать: раз есть то, что мы не можем регулировать, давайте так и оставим это вне трудового законодательства, — сообщил Антон Леппик. И добавил, что судебная практика в отношении платформ пока противоречива и разнится от государства к государству и от прецедента к прецеденту.

Несмотря на все нюансы, в темном царстве платформенной занятости все чаще проглядывают лучики света. Так, за прошлый год появилось несколько положительных примеров признания того, что платформы — это работодатели, в том или ином виде. В Испании суд признал, что работники Delivery не являются самозанятыми, так что работодатель должен выплачивать соответствующие взносы. В Бельгии и Швейцарии суды сочли, что Uber выполняет функции работодателя и должен соблюдать трудовое законодательство. В Италии было решение суда по поводу того, что алгоритм, раздающий заказы, оценивает лояльность сотрудника одной из платформ — учитывает членство в профсоюзе и готовность участвовать в коллективных действиях. Таким образом, решил суд, появляется возможность дискриминации по принципу принадлежности к общественной организации.

Интересный положительный пример привел и Тим Нунан, директор по кампаниям и коммуникациям МКП. Он сообщил, что голландский миллиардер и основатель сервиса Takeaway.com Джитсе Гроен в 2020 году заявил, что не хочет, чтобы работники его сервиса получали меньше, чем люди, которым они доставляют пищу. Гроен решил, что его работники должны иметь права на социальную защиту и на минимальный заработок, а также остальные преференции обычных трудящихся. И определил всех курьеров в качестве наемных работников, признав тем самым ответственность своей компании за них.

Это горячая, актуальная тема, которую мы стараемся рассмотреть со всех сторон и накопить объем аргументов для того, чтобы на наднациональном и национальном уровне принять правильные решения в отношении платформенной экономики, — резюмировал Леппик.

Протопрофсоюзы в диком поле

В российском трудовом законодательстве платформенная занятость не урегулирована. В то же время в законе о профсоюзах есть понятие работников, к которым в числе прочих относятся индивидуальные предприниматели и лица, занимающиеся персональной профессиональной деятельностью. Об этих отечественных реалиях рассказала Елена Косаковская, замруководителя департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства ФНПР.

Люди, работающие на платформы, как правило, находятся в статусе ИП или самозанятых, либо трудятся неформально. С точки зрения Трудового кодекса, они в трудовых отношениях не состоят, а значит, и под понятие работников не подпадают, — пояснила Косаковская. И сообщила, что понятие “работник, который является стороной трудовых отношений” пока довольно узкое. И необходимо думать о том, как его расширить.

Косаковская описала и главные, актуальные особенности такого рода занятости. Так, самозанятые отчисляют значительно меньшие налоги, чем обычные трудящиеся: 4 — 6% против 13%. Для них радикально снижены и взносы в социальные фонды. При этом у сотрудников платформ и у самозанятых по факту отсутствуют права и гарантии, установленные для обычных работников. Вместе с тем индивидуальные предприниматели и самозанятые имеют право на объединение и на вступление в профсоюз. Платформенные трудящиеся могут получать и пособие по безработице (правда, лишь минимальное).

Сейчас в РФ существует и работает достаточное количество цифровых платформ. Основная сфера их деятельности — оказание услуг, транспорт, доставка и так далее. При этом статистики по платформенным работникам — их количеству, заработкам, отчислениям — нет ни у профсоюзов, ни у госорганов. Отсутствие профсоюзов в платформенных компаниях связано с тем, что сам сегмент еще относительно новый. Нет законодательного регулирования цифровых платформ и трудовых отношений в них, — говорит Косаковская.

Эксперт напомнила, что X съезд ФНПР принял резолюцию “Каждому трудящемуся — профсоюзную защиту”. В документе подразумевается любой незащищенный труд, включая платформенную занятость. В ФНПР полагают, что любые виды занятости, имеющие признаки найма, должны квалифицироваться как трудовые отношения и регулироваться трудовым законодательством. Профцентр считает необходимым обеспечить всех трудящихся правом на профсоюзную защиту, коллективные переговоры, заключение коллективных соглашений в сфере труда и государственные гарантии в этой сфере. С точки зрения профсоюзов, самозанятых и всех платформенных трудящихся необходимо включить в понятие “работник”, прописанное в законодательстве. А также распространить госгарантии в сфере труда на всех работающих — независимо от формы занятости и правового статуса (минимальный размер оплаты труда, ограничение максимальной продолжительности рабочего времени, охрана труда).

Мы будем добиваться реализации этих мер. В том числе в рамках работы Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, — заверила Елена Косаковская.

А глава Центра социально-трудовых прав (ЦСТП) Александр Нурик рассказал об опыте работы с курьерами, занятыми на платформах “Яндекса” и Delivery. По его словам, уже на протяжении нескольких лет ЦСТП фиксирует протестную активность платформенных работников как в регионах, так и в Москве.

Даже в 2020 году, который не располагал к коллективным действиям, а разных регионах России проходили протестные акции таксистов. Стоит отметить, что география протестов широкая, но разрозненная. Пока это небольшие локальные инициативы. Никакого устойчивого объединения в этой сфере пока нет, — сообщил Нурик. И подчеркнул: несмотря на то, что сами акции пока небольшие, на них как на яркий информационный повод активно реагируют местные СМИ.

В этом отношении следует обратить внимание на другой сектор платформ — курьеров. В связи с пандемией службы доставки в прошлом году небывало развились и выросли. Увеличилось количество сотрудников. И количество вопросов, которые они ставят перед руководством.

Летом прошла первая коллективная акция работников сервиса доставки еды Delivery club. Они обратили внимание на одну из серьезнейших внутренних проблем сервиса — непрозрачную и разветвленную систему штрафов. Следующая акция прошла в октябре, став еще более заметной: несколько сотен курьеров собралось около главного офиса Mail.ru как владельца Delivery. Позже работники этого сервиса организовали борьбу за выдачу зимних курток. Понятно, что пока это не массовые акции. Тем не менее благодаря серьезной информационной поддержке они достигают своей цели, — рассказал Нурик.

Под эгидой Конфедерации труда России в декабре 2020 года состоялась встреча с представителями инициативной группы курьеров, работников IT-сферы и таксистов. Эта группа, с точки зрения главы ЦСТП, представляет собою своеобразный протопрофсоюз. В рамках встречи обсуждался опыт коллективных действий и достижения платформенных работников в области защиты их прав.

Российское законодательство пока не дает серьезных инструментов для последовательного отстаивания трудовых прав самозанятых и людей, занятых в платформенной экономике. А Гражданский кодекс не предоставляет эффективных инструментов защиты таких прав. Ключевой инструмент для защиты прав таких работников — возможность объединяться и действовать совместно. Сейчас активно обсуждается вопрос создания профсоюза работников сферы платформенной занятости, — подвел итог Александр Нурик.